На главную Архив номеров Контактная информация
 

Написание и издание корпоративных книг.

 
twitter facebook
 






Опрос от журнала "Инвест-Украина"
 
Как Вы относитесь к тому, что Европа готова открыть рынки для украинских товаров?
  Нас это спасет
  Нам это не поможет
  Нам это поможет лет через 20
  А у нас есть товары, которые можно поставлять в Европу?


Наши партнеры


















 


Мы на Facebook


 




















Максим Школьник: Есть ли жизнь после Viewdle?


Максим Школьник: Есть ли жизнь после Viewdle?
 Фото: Максим Школьник, один из акционеров и основателей компании Viewdle, Founder&CEO проекта Address.uа

 

Имя Максима Школьника широко известно в узких кругах украинских IT-предпринимателей и стартаперов. На нем до сих пор лежит отблеск легенды о  том, как отечественные  разработчики продали всемогущему Гуглу  технологию распознавания видеоизображений Viewdle то ли за $30 млн (оценка Forbes), то ли за $45 миллионов (данные Bloomberg). Сами бенефициары, включая Макса, умалчивают о полученном профите.

 С тех пор ни одной украинской команде так и не удалось превзойти экс-вьюдлов, а потому за прошедшие три года сделка мифологизировалась и приобрела статус священного Грааля для отечественных soft- и hardware  гиков.

 Кроме того, его track record включает  пост СЕО в одном из первых украинских венчурных фондов TeсhnoBridge, причастность к запуску проеков StartupCrashTest и  Zakaz.ua (в котором он владеет миноритарным пакетом акций).

 Сейчас на визитке Максима стоит должность Founder&CEO проекта Address.ua. Однако разговор он все равно начинает с воспоминаний о далеком 2005 году, куда уходит корнями история самого успешного украинского стартапа.

 «Чтобы хорошо бежать, нужно делать это рядом с тем, кто бежит быстро»

 

- Максим, какими сейчас вспоминаются этапы большого пути до момента подписания контракта с Motorola Мobility (на момент сделки входила в состав корпорации Google – прим. ред)?

 - У меня были друзья в Нью-Йорке, которые в 2005 году сказали: «Мы знаем, что в Украине есть огромная научная база, еще со времен  Советского Союза, наверняка имеются какие-то фундаментальные разработки, на основании которых можно создать второй Google. Давай создадим венчурную компанию и будем инвестировать в различные проекты». Так был создан TechnoBridgе, а одной из компаний, которые мы начали развивать, и была Viewdle. Через некоторое время я стал операционным менеджером, с 2008 года возглавлял киевский офис Viewdle.

 Работа  в IT-секторе доставляет мне необыкновенное удовольствие. На тот момент  у меня был опыт деятельности в сфере государственного управления, и я уже понял, что есть такие отрасли, в которых я работать категорически не хочу.

  Есть такое выражение: «Чтобы хорошо бежать, нужно делать это рядом с тем, кто бежит быстро». Нечто подобное ретранслируется на мыслительные процессы - лучше думается в кругу людей, которые делают это лучше, чем ты. И мне доставляет огромное удовольствие общение с ними,  это хорошая зарядка для мозга.

 К тому же, создание продуктов или технологий, которые раньше не существовали,  позволяет удовлетворять собственные амбиции. Я думаю, еще десять лет назад никто не подозревал, что в обычном мобильном телефоне будет и диктофон, и фотоаппарат и видео – раньше это было бы три отдельных, довольно громоздких девайса. И наверняка тот, кто разработал и воплотил все это в одном портативном устройстве, получал кайф от самого процесса работы.

 Что касается ключевых моментов на пути к сделке, их было очень много – начиная от тех технологий, которые мы использовали, и заканчивая инвесторами, которые оказались на борту.

 - С этого момента, пожалуйста, поподробнее.

 - У нас было несколько раундов инвестиций. Большим прорывом стало  участие в конференции TechCrunch в 2007 году. Если до этого мы звонили инвесторам, и рассказывали, какие мы умные и красивые, то после этого уже к нам пошел поток запросов от желающих вложить деньги.

 В 2008 году мы привлекли своего первого венчурного инвестора  - Anthem Venture Partners. Остановили выбор на них, потому что у Anthem была технологическая экспертиза и успешный track record в этой сфере.

 Честно говоря, начинать было немного страшно. Инвесторы нам сказали: «Вы пойдите, пообщайтесь с Невеном, если ему понравится, то мы подумаем». (Гельмут Невен  в 2008 году воглавлял компанию Neven Vision, в которую также инвестировал Anthem Venture Partners, и которая позднее, как и Viewdle, была продана корпорации Google за $45 миллионов – прим.ред).

 Невен начал задавать вопросы, которые касались специфики, специального «соуса», и отвечать на них было немного стрёмно. С одной стороны – хотелось, с другой – кололось, но мы постарались выдать максимальное количество запрашиваемой информации и при этом минимально засветить детали технологии. Невен что-то быстро посчитал на калькуляторе, и сказал, что подходит. Инвестиции на этом этапе составили $3 миллиона.

 Что касается продажи Viewdle компанией Motorola Мobil, то она чуть не сорвалась по техническим причинам – как раз в тот момент решался вопрос о приобретении ММ  корпорацией Google, поэтому наша сделка  на некоторое время была приостановлена.

 - Ожидали, что войдете в историю украинского IT-бизнеса?

 - Честно говоря, мы рассчитывали на большее. Viewdle  имеет очень много направлений для  практического применения, а это был чисто технологический sale. По сути, покупалась привычка разработчиков ходить  на работу. К   тому времени была  определенная патентная база и некоторые продуктовые разработки. Но,  к сожалению, не было устойчивого масштабированного бизнеса, который мы так и не сумели построить.

 Поэтому с одной стороны Viewdle  – это история успеха, а с другой – история определенных ошибок. Есть такое выражение: «Лучше бы я был такой умный вчера, как моя жена сегодня». Не поймите меня неправильно, я ни о чем не сожалею, но, тем не менее, многое можно было бы сделать по-другому.

 Инвесторы вкладывают в людей, а не в проекты

 - Максим, без обид, но в чем фишка  нового проекта - Address.ua? На первый, да и на второй вгляд, в нем нет ничего инновационного - стандартный сайт подбора недвижимости.

 - Тут нет ничего обидного. С точки зрения бизнеса, это адаптивный сopycat. Хотя, если покопаться в  наших алгоритмах отсеивания дублей и спама, можно найти нечто патентуемое. Но с точки зрения front-enda, таких сайтов достаточно много. Интерфейсом сейчас никого не удивишь. У одних синенькая кнопочка, а других красненькая – вот и все отличия, хотя, конечно,  есть более и менее удобные сайты.

С точки зрения характеристик продукта, мы делали упор,  прежде всего, на базу данных. В Украине, в отличие от США или ЕС,  нет MLS  -  мультилистинговой системы информации. Когда мы выходили на рынок и мониторили этот вопрос, то выяснили, что около 70% информации, представленной на сайтах – это trash. Поэтому,  при создании Address.ua мы, прежде всего,  закладывали в  его ДНК  борьбу  с дублями, устаревшей информацией, спамом. И на сегодняшний день у нас это  получается делать лучше, чем у наших конкурентов. Все остальное – copycat.

В чем была проблема со Viedwle? Мы создавали абсолютно новый продукт, на который не было спроса. Каждый раз, когда на рынке появляется что-то новое, существует определенное недоверие к этому товару. Я не представляю, как продавали первые электрические лампочки. Наверняка, многие считали, что это изобретение дьявола, а потому не хотели их покупать и предпочитали жить при свечах.

 В случае с Address.ua мы взяли бизнес-модель, которая уже зарекомендовала себя, и было понятно, каким образом можно вложить один доллар, а получить два, и  выставили ее на рынок.  Для меня это была попытка совместить то, что мне нравится делать – это IT и то, что позволяет зарабатывать деньги, то есть недвижимость.

- Кстати о деньгах. На этом проекте было три раунда инвестиций?

-  Первым инвестором был я. Вторым стал украинский бизнес-ангел, которого мы нигде не разглашаем, он не публичный человек и пожелал остаться неизвестным – на его средства был приобретен портал TopRealty.org.ua . (По версии портала ibnews.com.ua, бизнес-ангелом мог быть Сергей Цюпко, владелец строительной компании «Югозападтрансстрой», 77-й в списке самых богатых украинцев журнала «Фокус»). На третьем этапе поддержка проекта осуществлялась европейскими венчурными фондами eVenture Capital Partners и Vivex Capital Group. Я с ними начал говорить еще в середине 2009 года, а закрыли мы раунд в январе 2010. Сумма инвестиций составила 2,5 миллиона гривен в валютном эквиваленте.

- А за счет чего  удалось привлечь инвестиции в cоpycat  с минимальным инновационным потенциалом?

- Я как человек, который в свое время стоял у истоков компании Tehnobridge, могу сказать, что инвестор вкладывает средства, прежде всего, в людей. Если взять за 100% все факторы, от которых зависит принятие инвестиционного решения, то около 70%  результата зависят от того, доверяю ли я этим ребятам.

- Это интуитивно или на основе опыта?

- Это на основе интуиции, которая является результатом опыта. Поэтому на 70% решение зависит от того, верю ли я этим людям. Около 20%  - насколько устойчива бизнес-модель, с которой они хотят работать. Около 7% -  оценка правильности самой  технологии, которую они собираются использовать. И  3%  приходятся  на остальные мелочи. Поэтому ответ на вопрос: «Почему инвесторы приняли положительное решение?»  – наверное, я убедил людей, что правильно определил поле, на которое можно делать ставку.

Тот, кто не делает ошибок, разговаривает дома с телевизором

 - Ну раз с Address.ua все в порядке, то что дальше?  Оглядываетесь по сторонам – куда бы еще приложить силы?

- Оглядываемся, но я пока не хотел бы говорить об этом. Думаю, по факту пресс-служба нашей компании сделает соответствующий пресс-релиз. Говорить, что у нас все чудесно, тоже,  наверное, было бы неправильно.  Address, конечно, окупается, но учитывая, что у нас на борту зарубежные инвесторы, отчетность для них мы ведем в долларах, а доходы получаем в гривне. И, несмотря на то, что в гривне доходы растут, мы не успеваем за инфляцией.

- Зарубежных инвесторов не отпугивает политическая и экономическая нестабильность в стране?

- Уверен, что отпугивает. Я сейчас не привлекаю инвестиции, поэтому на мне, как на человеке, который занимается фандрейзингом, это не сказалось. Но, учитывая геополитическую обстановку – сейчас не самый хороший момент, чтобы принимать решения об инвестициях в Украину. С другой стороны, учитывая повышение курса доллара,  его покупательная способность на местном уровне намного возросла.

В  августе  я общался с парнями, которые сейчас  рассматривают возможность выхода на украинский рынок и покупки здесь нескольких ресурсов. Я долго у них спрашивал – понимают ли они, что и собираются делать? Судя по ответам, кажется,  понимают.

Предпринимательство, инвестиции  – это всегда риск. Нормальный рынок – это нормальная доходность – 5-10%. Рынок, на котором что-то не так, может обеспечить доходность  в 20%. Рынок, на котором все плохо – 50-100%, а если на рынке полный кошмар – то и  1000%.

Всегда есть инвесторы, которые готовы на это  идти ради более высокой прибыли. Но большинство стремятся к тому, чтобы максимально снизить риски, перестраховаться со всех сторон, поэтому, безусловно, сейчас не самый лучший период, во всяком случае, для продажи проектов.

С точки зрения получения инвестиций – многих инвесторов отпугивают проекты, которые нацелены исключительно на внутренний рынок. Большим минусом с их точки зрения является  и месторасположение ключевой команды в Украине. Когда только начинались эти проблемы в стране, было время, когда мне звонили, писали знакомые  со всех стран, в которых я когда-либо был, и говорили: «Максим, мы видим, что такое безобразие происходит, чем мы можем помочь?».  Наверняка  на тот момент этим можно было воспользоваться – не в корыстном плане, а с точки зрения бизнеса. Но это окно возможностей,  по-моему,  уже закрылось.

 -  Многие инвесторы жалуются на то, что в украинском IT-секторе  не так уж много проектов, в которые можно было бы инвестировать, хотя уровень  наших разработчиков достаточно высок. Это дефицит инновационных идей или неумение сформулировать грамотный бизнес-план?

- Когда мы начинали TechnoBridge в 2005 году, эта проблема чувствовалась особенно остро. Мы объявили конкурс, собрали огромное количество заявок, а в результате нам приносили  кучу формул на десятках страниц. Все проекты изначально были технически ориентированы. Что с этим делать? Никто из нас ничего в этих формулах не понимал…

На сегодняшний день большинство проектов, которые я вижу, стали более бизнес-ориентированы. Команды уже показывают не только технологию, но и то, каким образом из продуктовых или маркетинговых компонентов можно сгенерировать добавочную стоимость.

На мой взгляд, на украинском рынке хватает интересных проектов. Да, пока их меньше чем в других странах. Но говорить о том, что в Украине отсутствуют ключевые элементы инфраструктуры, я бы тоже не стал, потому что есть огромное количество инкубаторов, акселераторов, инвесторов, бизнес-ангелов и так далее.  

- Меня интересуют те проекты, которые остались за бортом. Насколько типична ситуация, когда ребята родили идею, продвинутую с технической точки зрения, но не сумели ее обосновать с экономической, а потому пролетели с инвестициями?

 -  Пусть это прозвучит цинично, но такие люди не нужны в этой индустрии. Знаете, в чем разница между наукой и инновациями? Наука – это область знаний, которая знает, как потратить деньги, а инновация – как заработать.

Да, есть такие технические гении, которые с компом «на ты»  и могут придумать какой-нибудь крутой алгоритм для софта, но не умеют общаться с людьми. Вероятность того, что такой человек чего-то добьется на рынке,  крайне низка. Даже те инвесторы, которые вкладывают деньги в таких парней, часто прогорают, потому что они не в состоянии построить бизнес. Максимум, они могут получить деньги и  написать отчеты о том, куда они были потрачены.

С другой стороны, есть парни с  хорошими знаниями в сфере  бизнеса, которые считают, что технологическая часть  проекта – это вообще какая-то ерунда. Им  проще получить деньги, потому что они  разговаривают с инвесторами на одном языке. Но затем они не в состоянии и правильно распорядиться полученными средствами, поэтому делают кучу ошибок.

В  идеале, в команде стартапа должен быть баланс между этими двумя типами людей, золотая середина.

- И в заключение: три совета начинающему стартаперу от Максима Школьника.

- Первое  -  необходимо уметь слушать и признавать свои ошибки, а  это очень сложно.

С другой стороны,   нужно  не бояться их делать. Потому что тот, кто не делает ошибок, как правило, сидит дома  и разговаривает с телевизором, как  персонаж Светлакова из «Нашей Раши».

Обязательно должно быть упрямство. Эдисон в конце жизни сказал: «Создавая лампочку, я узнал 1001 способ, как ее  нельзя сделать». Если бы на семисотом варианте он махнул рукой, и заявил, что ее вообще нельзя сделать, в историю вошло бы не его имя, а совсем другого человека.

Нужно немало  мужества для преодоления периода неудач, потому что  множество друзей, родных и знакомых  вокруг начинают говорить: «Все плохо», «Ничего у тебя не выйдет», «А я предупреждал», «Бросай это гиблое дело»  и прочее. Недавно я прочитал, что Джек Ма (основатель сервиса Alibaba –прим. ред), написал пост: «Не введитесь на негативные комментарии со стороны ваших близких и родственников». Но и сильно зазнаваться не нужно, должна быть золотая середина.

Роберт Кавасаки,  в замечательной книге «Искусство начала»,  которую нужно прочитать всем стартаперам, писал: «Плох тот СЕО, который не излучает уверенности в том, что он говорит. Но плох  и тот СЕО, который верит в то, что он говорит».

- Немного парадоксально…

- Ничего парадоксального. Лидер должен вести за собой. Если он излучает неуверенность, никто за ним не пойдет. Но если он не ставит под сомнение каждое свое действие,  если  не выверяет  и  не перепроверяет свои решения, если чрезмерно уверен в себе, то он постоянно будет делать ошибки.

Позитивный опыт заставляет верить в себя, но это имеет и отрицательные стороны – развивается высокомерие, которое делает СЕО невосприимчивым к новой информации. А как только человек закрывается от получения новой информации, он перестает развиваться.

Валентина Быкова




Назад

 

 © 2012 «Инвест-Украина». Любое использование материалов сайта делового журнала «Инвест-Украина» разрешается при условии активной ссылки на www.investukr.com.ua и указания названия сайта.